Кончики пальцев А.де'Бороль

 

 


Первые суставы (на которых находятся ногти) пальцев разделяются на три категории по своей форме:

Остроконечные у гладких пальцев.




Четырехугольные у гладких пальцев



Гладкие пальцы, имеющие форму лопаток



Остроконечные пальцы выражают: религиозность, восторженность, способность к прозрению, дар поэзии, изобретательность.


Мир божественный

Четвероугольными пальцами выражается: склонность к порядку, склонению пред совершившимся фактом, к организации, к регулярности, к симметрии, к размышлению; ими выражаются мысль и разум.



Мир духовный (абстрактный).
Пальцы, имеющие форму лопаток, выражают: предприимчивость, потребность физического движения, или и самую деятельность, наклонность к позитивной жизни, к материальным интересам, любовь без важности, стремление к комфорту, а часто дерзость и потребность самовосхваления.



Мир вещественный
Прежде однако, чем начать более мелкие определeния, мы попросим позволения прекратить на время наши хиромантические изыскания, дабы найти для той системы, которую мы вскоре раскроем, поддержку в многочисленных сочинениях наших знаменитых медиков.

Каббала признает в вас три личности.

Поищем доказательств этого в медицине.

Доктор Биша, как тотчас мы увидим, физиологически признает их две под именами животной и органической жизни.

Центром первой есть мозг, центром второй — всеобщая симпатия, — нервный центр, находящийся близ сердца.

Итак вот в вас два уже существования, иначе сказать два существа. Третье, вещественное существо, ясно выражается человеческой плотью, строением человеческого тела: костями и мускулами .

Отыскивая, мы везде встретим эти три мира, и может ли быть иначе? Каждый день то же самое доказывают химические открытия. В природе все соединено и между прочим тройственно.

И если все тройственно, то каким образом человек, это высшее творение, созданный, как учит нас химия, из трех простых тел, разлитых во всей природе и управляющих гармонией, — из азота, водорода и углерода, — этот человек, превосходство которого выражено словом λ?γος, — выражением мысли, каким образом он не будет заключать в себе три личности?

Но жизнь, заключается ли она только в собрании мозга, и вещественной оболочки, с их великолепными комплектациями нервной и мускульной систем?

Когда человек испускает последний вздох, и мозг, и всеобщая симпатия, и кости, и мускулы остаются на своем месте, а между тем человек мертв.

Совершается то, что так восхитительно выразили древние Прометеевой статуей.

Разница только в том, что статуя для жизни ожидала божественного огня, а тело только что утратило этот огонь.

Таким образом, есть какое то дуновение, какой то свет, составляющий жизнь.

Этот-то свет (движение или жидкость) и соединяет симпатически все существа творения и все миры. Все великие медики и физиологи предчувствовали это, но не могли дать науке, всегда позитивной, существенных доказательств. Божественное предчувствуется, понимается, открывается по вдохновению свыше, а не вследствие реального явления, ибо в последнем случае оно уже было бы не божественным, а материальным.

Свет животворит все. Сущность одна, но средства — различны.

Возьмем для примера глаз и мозг.

Глаз предназначен для восприятия света, но сам он не есть свет. Без света он бесполезен. Мозг предназначен для выработки мысли, но сам он не мысль: ему необходима идея, которая есть свет.

«Что такое идея? — сказал Фенелон. — Это свет, который во мне, но который не есть я.*)

Продолжим далее аналогию между мозгом и глазом.

Когда сон смыкает ресницы, глаза перестают видеть.

Когда глаза сомкнуты сном, мозг перестает мыслить. Это всегда единственная исходная точка, подразделяющая до бесконечности, которая оживляет и тот и другой.

Свет (движение), проникая в нас, разливается по всему нашему телу; так солнце заставляет разливаться из чашечек различных цветов различные ароматы. Кроме того он вдыхает посредством зрения, осязания, наконец, посредством всех пяти чувств впечатления, заимствованные из окружающей природы, приводимой им в движение, и передает мозгу. Взамен этого он выдыхает, посредством слов, взглядов, жестов, идеи, которые, подобно нотам, бывают более или менее мелодичны, более или менее энергичны, более или менее звучны, смотря по степени превосходства инструмента, заставляющего их вибрировать. Таким образом, это вдыхание и выдыхание всегда гармонирует с нашей личностью.

Мы еще не раз вернемся к этому предмету; теперь посмотрим признают ли Биша и физиологи этот жизненный принцип.

«Есть орган, говорит Биша, в котором находится причина чувствований, этот орган передает мозгу модификации, происходящие в его жизненных силах; но мы совершенно не знаем средства сообщения одного с другим.

По вашему мнению, это средство есть свет.

Но где находит Биша этот орган, причину чувствований, передающий чувствуемые им модификации мозгу, в свою очередь передающему их всеобщей симпатии?

«Обиталище чувствований, говорит Миллер, не находится ни в нервах, передающих мозгу струи нервной системы, необходимые для их воспроизведения, ни в спинном мозгу, роль которого заключается только в передаче этого чувствовавия общему чувствилищу»**).

Но еще раз, где же оно находится, и что такое это общее чувcтвилищe?

«Общее чувствилище есть часть мозга, предназначенная для душевных явлений»***).

А душа?

Без всякого сомнения душа есть эта причина чувствования, о котором говорит Биша, — свет, по нашему мнению.

«Идеи, говорит Шарль Боннет, суть только вибрации, изменения происшедшие в нас вследствие наружного впечатления, переданные посредством нервов мозговым фибрам****).

Мы принимаем во внимание это наружное впечатление и только спрашиваем: что же такое эта вибрация? Что же такое вибрирует? Свет, не правда ли? Он вибрирует вследствие наружного впечатления. Итак, свет есть движение, он есть жизнь; свет — это божественная, оживляющая вас, частичка, это душа, это мысль, проникающая в нас посредством наружного впечатления.






*) Философские сочинения. Фенелон, т. II, §9. (Вернуться к тексту)





**) Миллер, Физиология, стр. 696. (Вернуться к тексту)

Физиология — Биша, Миллер

По признанию медицины, два существа, допускаемые ею, имеют различные инстинкты и находятся в постоянной борьбе (Якин и Бохас).

Для сохранения спокойствия необходимо, чтобы мысль покорила сидеральное и вещественное тело.

Знаменитый медик Биша, как мы сейчас видели, признает в нас очень ясные два существования: жизнь животную и органическую.

«Животная жизнь есть исключительная принадлежность животного царства.

Органическая жизнь есть жизнь, присущая всем органическим существам: животным и растениям»1).

«Нервная система, говорит он2), должна быть разделена на две главные системы, имеющие главными центрами одна — мозг и его подчиненных, другая — нервные узлы3).

«Первая система принадлежит исключительно животной жизни. С одной стороны она есть агент, передающий мозгу наружные впечатления, предназначенные для произведения чувствований; с другой — она служит проводником желаний этого органа, которые свободно выполняются мускулами, которым они передаются.

«Вторая — почти везде принадлежит органам пищеварения, циркуляции, дыхания или органам отделения, обыкновенно завися от органической жизни, в которой она играет более темную роль, чем предыдущая»4).

«Чувства, нервы, видоизменяющие голосовые органы, состоят в прямом соотношении с мозгом; кожа, глаза, уши, плева носа и рта, а также все слизистые поверхности, воспринимают действие прикосновения к ним посторонних тел и передают эти впeчaтления мозгу, который есть центр чувствительности5).

«Сердце, большие сосуды, дыхательный аппарат, органы возбуждения и всасывания, а также железистая и почечная системы, привадлежат к органической или инстинктивной жизни и соединяются с нервом, составлающим всеобщую симпатию6). И вот, таким образом мы находим в ceбе и разум и инстинкты. Разум должен господствовать, ибо господство его необходимо, но иногда встречаются препятствия.

Доктор Рейль сравнивает нервные узлы всеобщей симпатии со слабыми проводниками, которые не могут сообщить мозгу слабых впечатлений, но которые, подобно слабым проводникам электричества, когда через последние проходит сильный электрический ток, сообщают мозгу впечатления очень живые, и которые только с ограничением дозволяют влияние на всеобщую симпатию головного и спинного мозга.

«Таким образом движущиеся части, находящиеся в сношении с всеобщей симпатией, до известного предела, независимы от мозга»7).

Между тем, так как во всем необходима всеобщая гармония, то на всеобщую симпатию и на могущество ее побудительной силы влияют центральные органы нервной системы. Части, управляемые посредством этого нерва, соединяются самопроизвольно, но энергия и продолжительность этого соединения зависят от борьбы их нервов с центральными органами.

«По окончании этой борьбы симпатическая система приходит в такое состояние, которое раз в день, то есть во время сна, есть удел спинных нервов8).

«Головной и спинной мозг должны быть рассматриваемы, как источники деятельности всеобщей симпатии, без которого эта деятельность скоро бы истощилась»9).

Таким образом, по открытию медиков, в нас два существа: одно имеющее способность мысли, разума, зрения, обоняния, слуха, осязания, вкуса, для возбуждения этого разума, — рот и руки для выражения и исполнения своих желаний и ноги для движения, то есть соединяющее в ceбе и мысль и действие.

Другое — слепо, немо, капризно, занято только материей и живет материальной жизнью.

С одной стороны это божественная субстанция, с другой — земная материя.

Теперь посмотрим на какое пространство разделены они.

«Страсти всегда влияют на органическую, а не на животную жизнь»10).

По словам Биша, гневом, радостью, боязнью, печалью возбуждаются органы сердца, печени, желудка, дыхания, — органы отделяющие. «Чувства эти останавливают даже деятельность этих органов и отсюда происходят обмороки, местопребывание которых всегда находится в сердце, а не в мозгу, который только потому перестает действовать, что не получает более возбуждения, необходимого для этого действия»11). Величайшие философы имели целью господство над страстями посредством воли, уничтожение последствий этих страстей и стремились к тому, чтоб покорить даже выражение лица, —к тому, чтоб заставить его быть бесстрастным. Впоследствии, истинные ученые достигли этой цели.

Для сохранения спокойствия необходимо, чтобы мысль покорила себя и интеллектуальное и матеpиальное тело.

Органы, принадлежащие животной жизни, гораздо благороднее и это благородство обозначено их симметрией.

Все, принадлежащее к животной жизни, по словам Биша, всегда симметрично; все, принадлежащее к органической, — никогда.

«Животная жизнь симметрична12); зрительные, слуховые, голосовые и обонятельные нервы сидят симетрическими парами; головной мозг замечателен по своей правильной форме, его отделяемые части со всех сторон похожи одна на другую, таковы хранилище зрительных нервов, нервный мозговой узел, бахромчатые тела, — нервы, передающие агентам движения и голоса желания мозга. Органы движения состоящие из большой части мускульно-костяной системы и зависимых от нее частей, из горла и его побочных органов, суть двойные агенты, служащие для исполнения желаний мозга, и имеют, постоянно правильное, симметричное расположение.

Мускулы и нервы тотчас же теряют эту правильность, как только перестают принадлежать животной жизни.

Мысль, которая действует на мозг, не открывает ли свое божественное начало посредством симметрии органов, зависящих от мозга?

Не есть ли это отражение неба, всегда находящегося в гармонии? А земля, всегда возмущаемая в своей внутренности, также как и на поверхности, — земля, в которой материя представляется под тысячью различных форм, не имеющих устойчивости, — эта земля не может ли быть изображением органического тела, принадлежащего материи?

Не говорят ли небеса своей тишиной человеку:

«Здесь ты найдешь успокоение?» А земля не говорит ли также ему: «Ты должен пройти через все искушения тягостной работы, чтоб заслужить покой?»

Если мысль и материя нравственно разъединены в нас, — они также разъединены и физически.

«Открыто, говорит Биша, что прерванная линия разграничения разделяет нервы сплетений чувственных жил, от мозговых нервов и что то воззрение неправильно, которое заставляет смотреть на них как на один нерв, происходящий из мозга вследствие известного начала»13).

Между ними существует только сообщение; так господин сообщается с рабом.

«Таким образом продолговатый мозг есть присутствие влияния воли, он также имеет способность чувствовать, но чувствовать нестройно и без размышления, — способность исключительно принадлежащую головному мозгу, который есть разумная воля14).

Но и головной мозг, как мы сейчас видели, действует только вследствие высшего влияния.

Итак, вот три ясные силы: головной мозг, всеобщая симпатия и материальное тело, силы, оживляемые светом, который также оживляет всю вселенную.

Да простят нам все эти физиологические детали. Мы имели бы сказать еще многое и останавливаемся с сожалением.

Понятно как было необходимо для нас, для наших доказательств, сойтись с такими сильными и знаменитыми деятелями в медицине, каковы Миллер; Биша и Карл Боннет. Мы ищем только того, что находится в природе; мы ищем без задней мысли и бываем слишком счастливы, когда находим поддержку или объяснение в науке.



Итак, остроконечные пальцы, как мы сказали, выражают воображение; четырехугольные — рассудок.

Пальцы в виде лопаты: действие во что бы то ни стало.

Естественно, что остальные пальцы, так же как и большой, разделены на три сустава.

Первый, — тот, на котором находится ноготь, есть божественный.

Второй, средний, принадлежит логике.

И третий, которым палец присоединяется к ладони, есть принадлежность материальных инстинктов.

Но пальцы бывают или гладкие, то есть не имеющие явных узлов, или они имеют эти узлы то у первого соединения, то у второго, то у обоих вместе.

Эти различные формы имеют и различное влияние.

Чтоб облегчить изучение и быть понятнее, мы призвали к ceбе на помощь кабаллу.

К ней мы прибавим систему, принадлежащую собственно нам.

Мы стоим посреди истины, и мы будем поняты, ибо каждая истина рано или поздно (какое нам до этого дело) получает право существования в мире.

Система эта основана на трех мирах и на вдыхании жидкости, о которой мы говорили в статье о каббале. В глубокой древности это вдыхание было признаваемо каббалой, и мистики: Парацельс, Сведенборг, Батист Порта, Анастасий Кирхер, Максвелл, Фон-Гельмонт, Тенцель Вирдиг, Роберт Флудд и Якоб Боме объясняли ее магнетическим снотением со звездами.

И не только мистики, но и великие люди всех веков под тем или другим именем занимались этим предметом, предчувствуя истину, но не будучи в состоянии объяснить ее. В этом случае сама медицина, хотя и не соглашается с нами, но и не отрицает наших изысканий: она сомневается, как и должна поступать до той минуты, пока явятся доказательства.

Мы читаем в «Физиологии» Миллера, переведенной Журданом:

«Не существует ли, быть может, между двумя действиями нервного начала и электричества соотношение еще неизвестное, но аналогичное тому, которое открыли между электричеством и магнетизмом»? Единственная вещь, которая была запрещена нам методическим ходом науки, было употребление догадки ни на чем не основанной, для служения сциентифической системе»15).

Он же говорит16):

«До сих пор неизвестно, что когда действуют нервы, то невесомая ли материя пробегает по ним с неизмеримой скоростью, или же действие нервного начала существует только как кругообращение начала невесомого уже существующего в нервах, вибрировать которое заставляет мозг».

Итак, медицина вовсе не отрицает невесомое начало, иначе: электрическую жидкость. Весь вопрос для нее заключается в том, чтобы знать, приходит ли эта жидкость извне, или же она уже существует в нервах и вибрируется мозгом.

Миллер идет далее; он признает в нас присутствие нервной невесомой жидкости, но не в состоянии объяснить ни причины, ни средства всасывания

Магия учит нас, что жидкость эта, — начало невесомое, — есть цепь, связующая нас со звездами; и мы должны поверить магии, чтобы не разойтись с медициной.

Миллер говорит еще17): «Скорость нервного действия и быстрота, с которой невесомая жидкость изливается от мозга к периферии или от периферии к мозгу, или та, с которой совершается кругообращение от мозга ли или от известной точки нерва, распространяется до периферического конца его и vice versa».

Уже ясно, что кругообращение, вибрация одинаково выражают нашу идею.



(1) Биша. Физиологические исследования о жизни и смерти. 5 изд. стр. 8 я 9. (Вернуться к тексту)

(2) Биша. Общая анатомия стр. 115. (Вернуться к тексту)

(3) Нервные узлы суть маленькие красноватые или сероватые тела, сидящие в различных частях тела, и составляющие столько же центров, из которых выходит бесчисленное множество нервных нитей. Их обыкновенное нахождение есть на длине позвоночного столба, где их видят большое количество один поверх другого: мозговые верхние и нижние, междуреберные, поясничные и крестцовые. Это суть те соединительные ветви, которые исключительно составляют всеобщую симпатио (Биша. Общая анатомия стр. 218.) (Вернуться к тексту)

(4) Биша. Общая анатомия, стр. 115. (Вернуться к тексту)







(5) Биша, Anatomie generale, предисловие, стр. 105. (Вернуться к тексту)







6) Idem. предисловие стр. 103. (Вернуться к тексту)



7) Physiologiе, Миллер, стр. 575 и 602. (Вернуться к тексту)

(8) Физиология Миллера стр. 632. (Вернуться к тексту)

(9) Idem. стр. 628 и 631. (Вернуться к тексту)

(10) Биша, Recherches physiologiques sur la vie et la mort, стр. 87. (Вернуться к тексту)

(11) Биша, Recherhes physiologiques sur la vie et la mort, стр. 74. (Вернуться к тексту)



(12) Idem. стр. 17 и 18. (Вернуться к тексту)

(13) Биша, Anatomie generale, стр. 217. (Вернуться к тексту)

(14) Физиология Миллера, стр. 719 и след. (Вернуться к тексту)

(15) Стр. 588. (Вернуться к тексту)

(16) Стр. 581. (Вернуться к тексту)

(17) Стр. 581. (Вернуться к тексту)


***) Там же, стр. 696. (Вернуться к тексту)



****) Физиология нервной системы. Жорже, т.1 , стр. 91. (Вернуться к тексту)

Дополнительная информация