Гердер

  • Печать

Знаменитый Гердер еще более приближается к нам в своей бессмертной книге «Идеи философии истории человечества»*). Он объясняет общее чувствилище (sensorium commune) точно так же, как понимали его мы, ранее прочтения этой великолепной страницы.

«В самых тайных глубинах бытия, где начинают примечать первые семена жизни, открывают непроницаемый и деятельный элемент, который мы обозначаем не точными именами света, эфира, жизненной теплоты, который, вероятно, и есть чувствилище, посредством которого Творец мира согревает и оживляет миры; этот божественный луч, соединяющийся с бесчисленным множеством органов, постепенно распространяется и улучшается. Вероятно все земные могущества действуют через сего проводника и воспроизведение, — это чудо земли, неотделимо от него».


«Вероятно, ваше тело, даже и в самых грубых его частях, было устроено таким образом для того, чтобы привлекать в возможно большем количестве тот электрический ток, который оно должно перерабатывать; в высших же наших способностях, орудием нашего физического и нравственного совершенствования является уже не грубая электрическая жидкость, а какой-то элемент, приготовляемый нашим организмом, который будучи бесконечно совершеннее, сохраняет с нею в некоторых отношениях сходство. Одним словом, мысль моя в этих явлениях есть не что иное, как дух света и небесного огня, который проникает во все живущее и соединяет между собою самые разнообразные силы творения. В человеческом организме он достиг высшей степени чистоты, какой он способен достигнуть в земной форме. Только с его помощью душа действует на органы с известного рода всемогуществом и отражает лучи свои на самое себя, с уверенностью существа, потрясающего ее до самого основания. Только через него она становится способной посредством свободной воли, так сказать, переноситься из тела, даже за видимый мир и подчинять обоих их своей воле.

С первого взгляда могли бы подумать, что великий философ, признает несколько жидкостей, но на самом деле этого нет. Гердер хочет сказать, что электрическая жидкость приготовляется нашим организмом различно, смотря по более или менее совершенным, более или менее благородным частям нашего тела. Но жидкость всегда одна и та же.

И человек не может иметь их несколько.

Природа слишком проста для того, чтобы таким образом менять свои великие средства действия.

Довольно оглянуться вокруг себя, чтоб убедиться в этом. Вещь, получающая свет, может быть более или менее совершенной, и отсюда необходимо родится неисчерпаемое разнообразие, с одною точкой исхода. А ведь одно и тоже солнце искрится огнем на золоте и бриллиантах, и ocвещает влажную чернеющую землю.

И так же одно и то же солнце освещает на земле всех людей, кто бы они ни были: философы, художники, мечтатели или материалисты; а среди нас не то же ли самое? Разве не дает образование, этот светильник человечества, различных результатов потому, что два человека, пользовавшиеся им, обладали различными умственными способностями? Каждый из них приноровит его к своим потребностям и извлечет из него пользу со своей точки зрения, смотря по большему или меньшему совершенству его органов, и особенно смотря по той полезной цели, которая назначена ему в законе гармонии творения.

Поищем еще у ученых и в науках доказательств дыхания жидкости.

Аристотель говорит, что силы души выражаются с помощью легкого дуновения — aura, которое наполняет своды черепа.

Гумбольдт говорил, что вокруг человеческих нервов была невидимая атмосфера.

Магнитезеры допускают неосязаемую жидкость, и даже медики признают жизненный и нервический дух в акте зарождения. Семенному дуновению, aura seminalis, еще так недавно приписывали способность зарождать без совокупления. Не желают ли более точного доказательства вдыхания и выдыхания посредством рук и ног, доказательства, которое мы открыли не случайно, но вследствии страстного и неутомимого искания доказательств, столь необходимых нам для побеждения предрассудков? .Мы его находим в сциентифических paзгoвopaх (Causerie scientifique), помещенных в фельетоне журнала l'Univers, и подписанных Chantrel'ем.

Г. Шантрель отдает отчет об открытии г. Коллонга (Collongues). По его уверениям г. Коллонг обозначает пол личностей, подвергаемых исследованиям, — их лета и их темперамент; он узнает, устали ли они или нет, здоровы или больны, — узнает, опасна ли болезнь или ничтожна, близка ли смерть, наконец очевидна ли только она или действительна, и чтобы достичь этого, достаточно вложить в его ухо один палец руки или ноги здоровой или больной личности. Тогда ему слышится продолжительный шум, подобный жужжанию; к этому шуму в неравномерные промежутки времена присоединяется какой-то треск, ясно отделяющийся от жужжавия, которое г. Коллонг называет трещанием» (petillement) и сжиманием» (gresillement).

Если палец принадлежит мертвецу — не слышно ни малейшего шума.

При употреблении проводниками стали или пробкового дерева шум этот ощущается еще явственнее.

Жужжание есть общее явление и оно слышится в любой части живого тела; треск преимущественно имеет место в оконечностях ручных и ножных пальпев (Traite de dynamoscopie, par Collongue).

Мы ничего не скажем более. Мы не будем следовать за г. Коллонгом в его приложениях и вероятностях его открытия, мы только будем доказывать, что наша система подтверждается тем, что мы только что цитировали и из чего каждый сам может вывести доказательства. Трещание и сжимание, который ясно слышатся и в руках и в ногах, могут быть объяснены только посредством электричества или, пожалуй, света.




(*) Т. I, стр. 261. Париж . 1827. (Вернуться к тексту)